Русский храм на чужбине

текст и фото – Антон Житков, К7

История православного храма Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище в районе Прага 3 начинается в далёком 1905 году, когда стараниями настоятеля церкви святого Николая на Староместской площади протоиерея Николая Рыжкова пражские власти согласились выделить для погребения православных небольшой участок земли, куда позже перенесли останки 45 павших под Дрезденом и Кульмом в 1813 году русских воинов. Отец Николай предлагал властям и проект часовни, однако тогда этим идеям ещё не суждено было сбыться.


Настоящее своё развитие мысль о построении на Ольшанах церкви получила в 20е годы ХХ века, когда после революционных потрясений в Чехословацкую Республику массово стали прибывать русские эмигранты. Не имеющий в мировой истории хоть сколько-то существенных аналогов, русский исход первых послереволюционных лет рассеял по миру немыслимое число талантливых людей: были среди эмигрантов художники и учёные, писатели и политики, офицерские чины и философы. Покидавшие, как писал поэт Николай Туроверов, „Среди дыма и огня“ Крым на кораблях Врангеля, отправившиеся в галлиполийское изгнание в турецкую „долину роз и смерти“, после всех испытаний русские искали свой новый дом от Парижа до Алжира, и Чехия, при активном содействии первого президента Томаша Масарика и его „акции“, не стала исключением.

В 1923 году профессор архитектуры Владимир Александрович Брандт представил на Майзловой улице проект часовни со скромным тогда бюджетом в 36 тысяч крон. Начинание это было тепло встречено Карелом Крамаржем, премьер-министром первого чехословацкого правительства, и в особенности его супругой, Надеждой Николаевной Крамарж-Абрикосовой, урождённой Хлудовой, которую часто называли не иначе как „матерью русской эмиграции“. Надежда Николаевна покровительствовала пражскому Галлиполийскому землячеству (союз военных эмигрантов, прошедших через лагерь в турецком Галлиполи), а также была почётной попечительницей Русских курсов при Русской Академической Группе в Праге, которые спонсировались из её личных средств. Следует также отметить, что Брандт позже построит для семьи Крамарж виллу в Высоке-над-Йизерой. Благодаря финансовой помощи семьи Крамарж появилась возможность составить и воплотить в жизнь куда более обстоятельный проект, нежели представленный изначально. Обеспечил поддержку начинания русских эмигрантов и сербское правительство.

https://www.krajskelisty.cz/praha

Все сложные архитектурные работы Брандтом и его помощниками выполнялись безвозмездно. Подключились к волонтерству и студенты многочисленных на тот момент в праге русских учебных заведений, а также бывшие солдаты и офицеры Добровольческой армии. Масштабную помощь строителям оказывало и действовавшее в Праге Успенское братство, основанное в 1924 с целью обеспечения достойного погребения русских беженцев, волею судеб оказавшихся на чешской земле. Колокола храму пожертвовали король сербов, хорватов и словенцев Александр I Карагеоргиевич, четою Крамарж, другими эмигрантами, а также священниками митрополитом Евлогием и епископом Сергием.
Из непосредственно чешских учреждений наибольшую помощь оказали Министерство Национальной Обороны Чехословакии и Пражское городское самоуправление.
Основные работы по строительству храма были завершены к 1925 году, однако нельзя было сказать, что возведение церкви на этом было завершено-в храме к тому моменту не было росписи, а также собственного иконостаса (использовался иконостас из церкви во Франтишковых Лазнях).

https://www.radio.cz/ru/rubrika/praga/pravoslavnyj-xram-s-bogatym-proshlym

Освещение храма на Ольшанах состоялось 9 (22) ноября 1925 года. На праздник собралось многочисленное русское духовенство Чехословакии, прибыл архиепископ Пражский Сергий, в также священнослужители из Парижа, Югославии и Прикарпатья. Присутствовали на церемонии и Карел Крамарж с супругой.

Над входом в храм выполнена мозаика Божией Матери, стилизованное изображение иконы „Знамение Курская Коренная“, ставшей для русской эмиграции путеводной звездой. Также снаружи церкви можно увидеть и мозаику с изображением Михаила Архангела.

http://www.pravoslavie.cz/historyfotos

Интересна и внутренняя роспись, выполненная по эскизам знаменитого русского художника-иллюстратора Ивана Яковлевича Билибина. Средства на отделочные работы были получены при помощи Успенского братства от Министерства просвещения ЧСР. Саму роспись, к сожалению, удалось закончить лишь после трагической смерти самого Билибина – работы были завершены только к 1946 году.

В самом храме имеется крипта, где нашли вечный покой как создатели храма, так и видные деятели русской и чешской истории, а также члены Успенского братства. Здесь же покоятся русские и сербские солдаты, павшие на полях Первой Мировой войны. Среди погребенных в Ольшанском склепе следует упомянуть чету Крамарж, Николая Николаевича Ипатьева (член Успенского братства, в доме которого во время революции был убит Император Николай II вместе с семьёй), сестру милосердия знаменитого Дроздовского дивизиона Елизавету Александровну Шапиловскую, академика Никодима Павловича Кондакова, инженера-строителя храма Александра Михайловича Мирковича. На самом Ольшанском кладбище покоятся вдова генерала Брусилова Надежда Владимировна Брусилова, замечательный историк Евгений Францевич Шмурло, выдающийся славист и филолог Владимир Андреевич Францев, писатель Василий Иванович Немирович-Данченко.


Разумеется, в кратком очерке нельзя в полной мере раскрыть всю сложную судьбу русского рассеяния в Праге. Пришлось опустить многочисленные детали формирования Успенского братства, взаимоотношения православной русской общины и чешского правительства. Были опущены подробности биографии и деятельности четы Крамарж и других участников строительства храма. Однако я всё же выражу скромную надежду, что мне удалось хоть и в очень сжатой форме, но всё же открыть для читателя интереснейшую страницу из жизни русского рассеяния в Праге.

Napsat komentář

Vaše emailová adresa nebude zveřejněna. Vyžadované informace jsou označeny *